АНАЛИТИКА


    Предлагаем  вашему вниманию некоторые материалы  последнего семинара «Семейное образование: проблемы  обучения  и воспитания детей», проведенного  Учебно-консультационным центром домашнего (семейного) и альтернативного образования «Велицей».

 

В.В.Баранов, директор- учредитель

Учебно-консультационного центра

домашнего и альтернативного образования «Велицей»

 

ШКОЛЬНАЯ ДЕЗАДАПТАЦИЯ 

 

     ПОЧЕМУ ДЕТИ НЕ ХОТЯТ ПОСЕЩАТЬ ШКОЛУ?

                                                                                                    

 

   Нежелание  части детей ходить в школу   приобрело характер  устойчивой  тенденции.    

   Для каждого ребенка имеются индивидуальные причины подобного поведения. Но вне зависимости от индивидуальных причин и форм  их проявления,  в основе нежелания посещать школу имеется   общая  причина – психологическое неблагополучие ребенка в школе. Она  и  обусловливает   подобное поведение ребенка.  

   В научно-педагогической и психологической литературе нежелание ребенка  посещать  школу называют школьной дезадаптацией (от слова адаптация – приспособляемость). Иными словами, ребенок не может приспособиться к школе. Она неприятна ему. Эта  неприспособленность вызывает у ребенка резко отрицательную реакцию противодействия всему, что связано  со школой и обучением.

    По наблюдениям ученых,   в Украине школьная дезадаптация присуща 25-30% детей в начальной школе ; в подростковом возрасте 21% учащихся имеют низкий, 61% – средний и 18% – высокий уровень адаптивного поведения, т.е. в среднем школьная  дезадаптация присуща четверти учащихся . 

   Непреодоление школьной дезадаптации в младшем возрасте ведет к серьезным последствиям в возрасте подростковом. И росту  родительских  трудностей, поскольку в подростковом возрасте сопротивляемость родительским требованиям у ребенка усиливается. И если  в младшем возрасте ребенка с синдромом школьной дезадаптации  трудно заставить учиться, то можно представить, с какими  трудностями придется столкнуться родителям подростка!

      Как  избежать школьной дезадаптации у ребенка?  А если она  уже есть, то как  ее преодолеть?

      Учеными выделяется    три причины школьной дезадаптации.

  Первую причину   видят в состоянии здоровья ребенка  и нарушении  психических функций его мозговой деятельности и  с другими патологическими факторами. В этом контексте школьная дезадаптация  рассматривается как медико-биологическая проблема. По мнению некоторой части исследователей, расстройства чтения, орфографии, счета, школьных навыков, социализированное и оппозиционно-вызывающее расстройство поведения, нарушение активности и внимания, социальное тревожное расстройство, расстройство социального функционирования, нарушения адаптации вызваны состоянием здоровья ребенка.

   Но проблема школьной дезадаптации  является проблемой педагогической, а не медицинской, а сама школьная дезадаптация в   медицине  не  рассматривается  как  психиатрическое заболевание.  Таким образом, попытка решения школьных проблем посредством врача-психиатра говорит о непрофессионализме учителей и их низкой психологической культуре,  неумении учителем педагогически правильно  решить проблему ребенка и перекладывании ее на врача.

  Медикаментозное и другие виды лечений не является эффективным средством. Наоборот, оно создает установку у родителей на ребенка и ребенка на себя как больного, вместо того, чтобы решить проблему педагогически  через нормализацию отношений с ребенком в школе и семье.

  Называют и вторую причину   нежелания ребенка посещать общеобразовательную школу, заключающуюся в социальной неподготовленности ребенка к  школе, т.е. в неумении  себя организовать без родителей, самостоятельно строить отношения с детьми, отсутствии культуры поведения  и т.п. В результате – ребенок не может адаптироваться к коллективу школы и  не «вписывается» в него.

  Отчасти,    мнение   имеет под собой основания. Но это лишь тогда, когда школа и детский коллектив являются факторами  нравственно-психологического здоровья  для ребенка. А всегда ли школа является для отдельного ребенка таковой? В таком случае ребенок, являющийся социально подготовленным к жизни в нормальном  детском коллективе, попадая в коллектив, где превалируют  грубость, духовный  примитивизм, бескультурье  становится   психологически изолированным и непринятым, а значит,  лишним,  с вытекающими из этого последствиями. Увеличившиеся  в последние годы факты насилия в школьной  детской   среде -подтверждение этому. Хотя причина имеет  давнюю историю. Достаточно вспомнить  старый нашумевший советский фильм режиссера Р.Быкова «Чучело» по одноименной повести  К.Железникова.

   А как быть с талантливыми детьми,  намного опережающими программу?  У них тоже трудности, но другого характера, связанные с отсутствием  индивидуального учебного подхода  к талантливому ребенку, неумения вовремя увидеть  этот талант.

  И последняя причина. Условия и требования учебного процесса не соответствуют индивидуальным особенностям ребенка. Здесь обычно  учителями называются  два фактора:  учебная неподготовленность к школе  и неспособность ребенка по своим психофизиологическим причинам овладеть учебным материалам.

  Но и эти факторы весьма сомнительны.  Если  ребенку на первых порах  трудно дается усвоение программы,  то это не значит, что так будет всегда. Возможно, ребенку нужен свой индивидуальный темп обучения и чувство комфортности. И в  какой-то момент способности ребенка вспыхнут ярким пламенем. Давайте вспомним лауреата Нобелевской премии, ученого с мировым именем физика Альберта Эйнштейна и премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля (тоже, кстати, Нобелевского лауреата), которые в школе не выделялись особыми успехами, даже наоборот.   А если ребенку не удается овладеть каким-либо предметом, то это не значит, что он бездарен и неталантлив (вспомним А.С. Пушкина и его проблемы с математикой).Все дети талантливы и у всех есть Божья искра. Задача учителя – быть профессионалом, быть хотя бы педагогически и профессионально способным и ответственным, чтобы увидеть в ребенке эту искру.

   Но пока  идут  научные споры о причинах школьной дезадаптации, а учителя стараются переложить эту проблему на других (прежде всего на родителей),  проблема  не   устраняется: дети не хотят учиться и посещать школу.

    Но, повторяю, у каждого ребенка своя индивидуальная причина, имеющая психолого-педагогический характер. Однако истоки этой причины находятся вне ребенка.                                                                              

 


 ПОЧЕМУ ДЕТИ НЕ ХОТЯТ ПОСЕЩАТЬ ШКОЛУ:  ОТ   СЛЕДСТВИЯ  К ПРИЧИНАМ

    Многие родители, сталкиваясь с нежеланием ребенка учиться,  пытаются решить эту проблему. Как мотивировать  ребенка учиться? Этот  вопрос для этих родителей становится ключевым.   И если проблема не решается в семье, обращаются к репетиторам, ищут учителей, методы преподавания которых нестандартны и отличаются от школьных, и которые  имеют    необходимые  личностные и профессиональные качества,  обладая которыми, по мнению родителей, можно  возбудить у ребенка интерес к учебе.  Учитель должен уметь заинтересовать ребенка, должен уметь  сделать урок интересным,  увлекательным,  развить внимание и память ученика,  а   ученик должен хотеть находиться на уроке,    ученику  должно быть весело, интересно  и легко  учиться, без напряжения  и т.д. и т.п.  Для некоторых родителей учитель представляется  подобно  фокуснику в цирке: ученик - зритель должен быть в  захвате от выступления  фокусника – учителя.

Но  представление  заканчивается и зритель приходит домой: и здесь ему нужно  самому выполнять домашние задания, учить таблицу умножения, учиться красиво писать, учиться читать, заучивать термины, орфограммы,- занятия, понятно, малоинтересные и незахватывающие, но необходимые. Нужно трудиться. Как тут мотивировать ребенка?

     Вне сомнения, учитель,  если он настоящий учитель, не учитель-статист, не  учитель- исполнитель образовательной услуги, – учит  детей с любовью, создавая в обучении такое духовное пространство, пространство любви к ученикам и любви к своему делу, пространство творчества, в котором детям хочется и быть, и учиться.

     Но зададимся вопросом: с учителя ли начинается  формирование у ребенка интереса к знаниям?

  Отсутствие мотивов обучения – это следствие. Но причина возникла ранее, и не всегда в школе, и не всегда виноват учитель. Ведь довольно часто приходят в школу дети уже немотивированные к получению знаний.

Давайте попробуем разобраться, в чем причина? Что мешает ребенку учиться?

Чтобы ответить на вопросы относительно отсутствия интереса ребенка к учебе и, следовательно, мотива, задайте  себе следующие вопросы: как часто, а скорее,  систематически вы читали ребенку в дошкольном возрасте книги  и тем самым раскрывали перед ним мир?  Обсуждали ли вы  с ребенком прочитанное? Как проводит  досуг ваш ребенок: за книгой, с вами  на природе, прогулке или без вас за компьютером или за компьютерной игрой? Много ли имеет книг ваш ребенок? Имеете ли в доме книги вы? Какие? Часто ли видит ребенок вас за чтением?  Выработался  ли у ребенка в связи с чтением  интерес к познанию мира ?

Если на все эти вопросы у вас ответ  положительный – то  причиной школьной дезадаптации является  не собственно учебный, а учебно-психологический фактор, связанный с деятельностью учителя и школы.  Если же ответ отрицательный, то обвинять учителя в том, что он не пробудил интереса к знаниям у вашего ребенка не стоит. Его не пробудили и вы. А вам была ранее предоставлена такая возможность. Причины нежелания  знать и мыслить заложили вы. И здесь нужно опять-таки вам догонять все упущенное.  Но  обратимся к последовательности  в формировании  учебной деятельности.

Начнем с младшеклассников.  Исследования мотивации учебной деятельности, проведенные учеными, изучающими  эту проблему, показывают, что основным мотивом  желания идти в школу  у первоклассника  является повышение его социального статуса, т.е. хождение в школу  поднимает  его престиж в собственных глазах - он уже не дошкольник, а ученик, уже взрослый по сравнению с воспитанником детского сада.

Фактор получения знаний у первоклассника  занимает второстепенное место.

Мотив  видения себя в социальной роли школьника заставляет ребенка добровольно выполнять все нормы и правила поведения в школе. А отсюда – и эмоциональная  расположенность  к выполнению этих правил.

 Однако, мотив посещения школы следует отличать от мотива обучения. Оба эти мотива в организации учебной деятельности      детей могут действовать в одном направлении. А могут и расходиться.

Научные исследования мотивации учебной деятельности детей (в частности Е.П. Ильина, И.М.Варенниковой и др.)  показали,  что наличие у ученика, идущего в первый класс, социально-ролевых мотивов посещения школы и отсутствии мотива обучения свидетельствует о его неготовности к школе. И если в первом классе эта неготовность компенсируется управляемостью ребенка, то в последующих 2 – 4 классах она начинает проявлять себя  через уже   через другое  – психологическую дискомфортность ребенка, которая является первым шагом к школьной дезадаптации. От 6 до 10 лет  возрастает число детей, мотивирующих свою учебную  деятельность чувством долга (с 15% до 34%) и уменьшается число детей, которые учатся из-за интереса (с 25% до 5%).

В 3-4 классах дети начинают тяготиться своими обязанностями и их старательность  уменьшается .  И если в  это время у школьника ослаблена или отсутствует  познавательная мотивация или познавательные интересы ребенка эпизодичны, что соответствует его возрасту, то он оказывается  в состоянии  духовного вакуума. Но духовная природа человека, а тем более ребенка,  требует  поиска познания, впечатлений, где бы ребенок   мог проявить свое творческое начало. Предоставленный самому себе ребенок находит суррогаты этого ( чаще всего в компьютере и интернете), где не нужно мыслить,  интеллектуально трудиться, проявлять  настойчивость, трудолюбие, волю и старание.

Познавательная мотивация формируется у ребенка в дошкольном возрасте родителями, все другие  педагогические работники, с которыми ребенок сталкивается  в дошкольном детстве, играют вспомогательную роль. Родители, и только родители формируют познавательную активность ребенка, поскольку  родители организует и направляет систематическую  образовательную деятельность как в ее  содержании, так и во времени.

Но что делать,  если этот момент по той или иной причине упущен родителями. Какой выход? А выход один – догонять упущенное и найти для этой работы время.

Как  и где  найти это время?  Занятость на  работе здесь не в счет. Давайте   заберем время от встреч и длительных разговоров по мобильному телефону с друзьями, от просмотра телесериалов и нахождения в нтернете. Подумайте, как вы  используете  время и как выделить его часть    для ребенка?

Нашли время. А как действовать дальше?

Введите это время в ваш ежедневный распорядок дня.  И начинайте читать с ребенком: читаете вы и  обсуждаете прочитанное  с ребенком. Открывайте перед ребенком мир.

Выбор книг. Здесь может быть любая направленность:  сказки, рассказы, библейские истории,  рассказы о путешествиях, природа, животный мир, стихи и многие другие – круг чтения должен быть разнообразен. Но тематика выбранных вами книг должна духовно обогащать ребенка, развивать его интеллектуально и культурно, способствовать познанию им мира и в, конечном итоге, пробуждать у ребенка интерес  узнать что-либо самому из прочитанной области, пробуждать интерес к книге. Все это обязательно приведет  к формированию у ребенка установки на получение знаний  и научит ребенка самостоятельно приобретать знания.

Хорошая перспектива? Несомненно. Но для ее   достижения необходимы следующие условия:

Не гонитесь за литературной модой. Она не всегда удачна.

        Вы формируете читательский  вкус и читательские интересы ребенка. В наше время достаточно интересной и хорошей литературы для  детей. Но наряду с ней также немало литературы, рассчитанной на детей, но имеющей целью не воспитание и развитие ребенка, а получение прибыли автором и издателями, если и не худшие цели. Мы имеем ввиду эрзацлитературу,  или псевдолитературу, называйте ее как угодно. Подобное чтиво  не ориентирует детей на познание мира, а уводит ребенка в мир понятий, не имеющей реальной жизненной основы. Книга должна делать ребенка мудрым, а не  способствовать его оглуплению и  нравственному разложению.

И второе. Родители должны сами читать. И ребенок должен видеть отношение родителей к книге. Мне приходилось встречаться с матерью, которая возмущалась   сыном-подростком, который  не желает и не любит читать, за что получает замечание от учителей. Но в то же самое время в этой семье не было ни одной книги, родители  сами не читали и не любили читать.

Другая сторона нежелания младшего школьника умственно трудиться – неприученность его к труду, основам самоконтроля, послушанию родителям. 

Учебная деятельность ребенка – это, прежде всего труд, трудовая деятельность, требующая от ребенка ответственности, воли, усидчивости. Эти качества прививаются ребенку еще в дошкольном возрасте. И даже если ребенок приходит подготовленным к школе, то подготовленным к  начальному ее этапу. Далее  учебные требования расширяются и  усложняются.  И чтобы их выполнить, нужны вышеперечисленные качества. Кроме того, нужно  сформировать и другие: самостоятельность, активность, целеустремленность. Все эти качества формируются в процессе систематических упражнений, и учебная деятельность содействует этому. Однако они   формируются и укрепляются не только в  процессе учебной деятельности, но и в процессе всей жизнедеятельности ребенка, и, в первую очередь, домашней. Таким образом, основой успешной учебной деятельности ребенка является  не собственно обучение, а воспитание. Все таланты, данные Богом ребенку, будут зарыты в землю, если ребенок не будет  воспитан.

Личный родительский  труд над воспитанием и развитием ребенка, а не перекладывание его на  других  (репетиторов, центры развития, центры подготовки к школе  и т.п.), является гарантией  профилактики школьной дезадаптации.

            (Продолжение следует )




ОБРАЗОВАНИЕ  В ТЕЧЕНИЕ ЖИЗНИ:  ИНФОРМАЦИЯ ИЛИ  САМОСОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ?  

 

   Образование  в течение  всей жизни – одно из направлений образовательной политики нашего государства. Что оно предполагает? Человек, окончивший школу  и ставший взрослым,  в связи со стремительно меняющимися условиями производства  и с тем, чтобы обеспечить себя работой и идти в ногу со временем, должен постоянно  пополнять и расширять круг своих знаний.

  Таким образом, с одной стороны,  социально-производственные обстоятельства складываются так, что человек, чтобы быть востребованным на рынке труда и находиться  в профессиональной форме, должен постоянно пополнять запас своих профессиональных знаний. К этому его  понуждают обстоятельства.

  Но есть еще и другая сторона, когда вне зависимости от производственной деятельности  взрослый человек  сам пополняет свои знания, независимо от возраста, и даже пенсионного. Здесь уже другая мотивация:  потребность в своем культурном и образовательном росте, самосовершенствовании. Во многих современных зарубежных странах  имеется  довольно разветвленная структура оказания  образовательной помощи именно этой  категории людей.

  Но и в первом, и во втором случаях  инициатором получения непрерывного  образования является отдельный человек, его стремление развивать себя. И даже если   обучение вызвано профессиональными интересами, то у стремящегося учиться в течение жизни  эти интересы должны выходить за рамки стандартных образовательных программ, предлагаемых, скажем, курсами повышения квалификации.

  Основа же стремления к постоянному своему образовательному, а таким образом, и культурному и интеллектуальному развитию закладывается  в школе.  Стремление и умение  самостоятельно приобретать знания и  учиться на протяжении всей жизни является одной из главных задач современного школьного образования.

  Но как   решить эту задачу?  И возможно ли   ее решить при   сведении образования  только  к получению информации и запоминанию ее?

  Обратимся к некоторым позициям, без которых, на наш взгляд, невозможно сформировать у  современного школьника стремление  заниматься самообразованием (образование  в течение всей жизни и есть самообразование, где инициатором является сам человек).

  Прежде всего,  о тех,  «социальных институтах», с которых  начинается  формирование у ребенка качеств, обусловливающих его сознательное и мотивированное  самообразование.

  Стремление  и получать знания  закладывают семья и школа.

  Но умение организовать себя и основы самодисциплины закладывает семья.

  Официальные данные исследований  говорят о том, что и с желанием учиться, как и самодисциплиной, у немалой части детей  не все благополучно.     Судите сами: Государственной службой качества образования Украины с 2 по 9 февраля 2021 г.  было проведено онлайн-анкетирование  участников образовательного процесса  относительно качества образования во время дистанционного обучения в период карантина.  Опрос показал, что, по мнению   44% учителей, наиболее негативно влияли на организацию дистанционного обучения низкая мотивация учащихся. Именно низкая мотивация, а не технические проблемы с  интернетом и цифровой инфраструктурой. Иными словами, дети просто  не выходили на уроки из-за нежелания учиться.

  Но есть и другая сторона невыхода на уроки:  неумение детьми себя организовать, свой распорядок дня, контролировать  его, неумения планировать свои задачи.

    Если   нежелание учиться и отсутствие личной организованности приобретут стойкость и закрепятся, то перспективы  «образования в течение всей жизни», а точнее,  самообразования, будут весьма сомнительны.

   Причину нежелания   детей учиться в школе   многие видят в  кризисе школьной системы, и поэтому  ищут альтернативу  школьному образованию, избирая, по своему пониманию,  ее  разные  формы, в том числе, не всегда удачные. Иногда за альтернативу выдается элементарнее шарлатанство  (но об этом – другой разговор).

  Прагматический фактор получения знаний, то есть когда человека учиться вынуждают обстоятельства, независимо от его желания, довольно сильный. Но только обстоятельства эти исчезают – и человек перестает учиться и таким образом останавливается в своем развитии.  Поэтому истоки, определяющие интерес детей к знаниям,  находятся  в другой области - в области  духовно-культурной. И одним из таких   духовных факторов  является книга.

  То, что большинство молодежи не читает книги и не проявляет интереса к  чтению книг  – является давно общеизвестным фактом. И не только молодежь не читает книг. Исследователи этой проблемы отмечают, что ежедневно читают книги только 8% населения.

   Я не буду ссылаться на  научные данные  о позитивном влиянии книги на развитие ребенка. Не буду приводить  цитаты из классиков педагогики о влиянии хорошей книги на нравственное развитие детей.  Скажу только, что без тяги ребенка к книге, без  привития читательского вкуса  не будет  как и интереса  к познанию, так и самообразованию, а тем более, к образованию в течение жизни.

   Сегодня  все чаще начинают  высказываться     мнения, что чтение книг уходит в прошлое, что книга  становится, подобно  клинописи,  анахронизмом  и  станет реликтом, который можно  увидеть лишь в  музее, и что на смену  книге  пришел  Интернет с его безграничной информацией и безграничными  возможностями. На одном из сайтов, называющим себя педагогическим,  блогер этого сайта, например,   пишет: « Некоторые дети не читают, да. И ничего страшного!».

  Да, сеть дает безграничные возможности для чтения. И никуда от этого не  уйдешь. И все мы, в том числе и автор этих строк, активно используют информацию Интернета. Но весь вопрос в том, что дети читают. А от качества и содержания контента зависит  педагогическая составляющая чтения.

   «Украинский  центр оценивания качества образования» провел исследования  онлайн-активности детей и пришел к выводу, что онлайн-активность школьника успешно влияет  на его компетентность,  а  использование онлайн-ресурсов и обучение  цифровой грамотности является предусловием успешности ребенка в современном мире. Отмечается также, что  дети, с низким уровнем онлайн-активности  показывают  существенно низкий уровень читательской грамотности.

   Однако  обращают на себя внимание указанные «Украинским центром оценивания качества образования» приоритеты в выборе   школьниками  в  Интернете видов деятельности, связанных с чтением. А это: чтение электронных  писем – 26,1%, участие в форумах – 25,2%,  поиски практической информации (например, расписания, мероприятия, советы, рецепты)  - 35,8%, чтение новостей -36,8%,  поиск информации на определенную тему - 59%, общение в онлайн-чатах  - 61,8%.

  Анализ этих цифр не  позволяет разделять оптимизм авторов исследования относительно   влияния онлайн-активности на читательскую грамотность  учащихся школ.  Действительно, дети умеют читать. Но вопрос заключается в другом: что читают  и являются ли такие формы чтения, как чтение онлайн-писем, рецептов, объявлений, форумы  видами читательской деятельности, обеспечивающей развитие, интеллектуальный и духовный рост ребенка? И если  допустить, что 59% опрошенных учащихся, ищущих в Интернете  информацию на  определенную тему, ищут  информацию, непосредственно связанную с образованием и наукой, то   онлайн-активность остальных  никак не связана с читательской компетентностью. В общем же процентном соотношении  эти 59% составляют  и того меньше – 24%.

  Просто чтение, чтение как механический процесс, чтение без интеллектуального напряжения  не является  условием  читательской грамотности и компетентности. Человек может уметь читать (и даже бегло), но быть функционально неграмотным, т.е. не понимать смысла прочитанного. Функционально  неграмотные люди избегают  задач, где нужно  применять умственные усилия, анализировать, выстраивать логические связи.  Где уж здесь говорить о желании самостоятельно учиться и получать образование в течение всей жизни!

    Функциональную же грамотность обеспечивает   книга, наполненная интеллектуальным  и духовным содержанием, даже если ее читают в электронном варианте.

  Два года назад международная организация  PISE  повергла в шок наше образовательное сообщество, обнародовав результаты низкого рейтинга украинских школьников в математике. Началось бурное обсуждение причин отставания наших детей в этой области.

  Но за бурным обсуждением низкого рейтинга украинских школьников в математических знаниях и компетенциях забыли о главном: цели  оценивания PISE. А  целью  была не математика, а чтение  и умение понимать и анализировать прочитанное.

   Иными словами, шли  разговоры о деревьях, за которыми не увидели леса: неумение наших пятнадцатилетних детей понимать прочитанное, мыслить, анализировать. Никакой  специалист с  дипломом инженера  и экономиста  не будет эффективным и успешно применять свои знания в рыночной экономике и  развивать производство в соответствии с требованием времени и конкурентной борьбы, если не будет образован, в том числе и гуманитарно, не будет научен  мыслить  системно, думать критически, анализировать, иметь развитую память и искать нестандартные пути решения проблем.

   Без чего нельзя овладеть не только математикой, но и любой другой наукой? Без чтения, умения читать и понимать прочитанное.

   Что же показал на этом участке  опрос PISE?

 Меньше 30%  пятнадцатилетних  школьников справились заданием, где необходимо интегрировать содержание частей текста, чтобы определить его основную идею.

   Меньше 4%  владеют  устойчивым навыками детального анализа незнакомого текста, в работе с которым необходимо допускать предположения в условиях отсутствия очевидной информации.

   26%   не  достигли базового  уровня в чтении.

    Как можно говорить о математике, если  даже вне математической сферы дети не научены читать и понимать  прочитанное, не в состоянии  понимать информацию и анализировать ее?!

  Проблема   не  в академических знаниях  по математике и умении их применить на практике. Проблема -  в личностном развитии наших детей, поскольку только думающий индивид является личностью. Только  человек мыслящий  в состоянии  оставаться свободным в своем выборе.

  И последнее. Чтобы у человека было стремление учиться в течение жизни, то образование  и образованный человек должны иметь  престиж в обществе. Образованность – это не окончание нескольких вузов и наличие «корочки»   об определенном уровне формального образования. Настоящая образованность – эта органический сплав в личности человека  культуры, восприимчивости к интеллектуальным ценностям, стремление к приобретению знаний, воспитанности, умения мыслить. И если люди с этими качествами будут ценимы и востребованы в обществе – стремление учиться,  точнее, совершенствоваться в течение всей жизни   всегда будет.

 

  В.В.Баранов, учредитель

Учебно-консультационного центра

домашнего и альтернативного образования «Велицей»

 

 

 

 

 


   

 

 







АЛЬТЕРНАТИВНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ: МОДА ИЛИ ТРЕБОВАНИЕ ВРЕМЕНИ?

 

 

 Вячеслав Баранов, учредитель  Учебно-консультационного центра домашнего (семейного) и альтернативного образования «Велицей»

 

    Стремительное возникновение альтернативных школ и поиски родителями для своего ребенка  альтернативной школы    показали востребованность в альтернативной форме обучения. А если есть спрос – условия рынка диктуют и предложения.  Заполнившие социальные сети рекламные объявления, приглашающие детей учиться в нетрадиционных условиях, обсуждения  родителей  относительно того, какая школа лучше и каким они видят обучение своего ребенка сформировали определенный  имидж альтернативных школ.  Согласно этому сформированному имиджу, в альтернативных школах процесс   обучения  отличается от процесса обучения  в традиционных школах  ( что несомненно), в преподавании используется все новое, необычное,  нестандартное (а также и давно забытое старое), обеспечивается качество знаний, личностный и  образовательный рост ученика (что не всегда соответствует истине). Назвать   себя альтернативной школой – значит поднять свой имидж, привлечь к себе  внимание,  и, следовательно, потенциальных учеников, что жизненно важно для частных школ. Привлекают броские наименования альтернативных школ,  предложения  образовательных услуг, насыщенные англоязычными  терминами   и словами, правда, не  всегда уместно и правильно употребляющихся, но  воздействующих на зрение и слух – это модно, это ново,  нестандартно,  а значит  - и эффективно!

   Но если убрать все  поверхностное и неискреннее, что сопровождает имидж альтернативных школ, то остается главное - цель этих учреждений и интересы детей,  для которых  эти школы и создаются.

  Как известно, ничего не возникает из ничего. Все имеет свои причины. Возникновение альтернативных  форм    обучения также имеет свою причину –  кризис современной системы образования. Хотя о кризисе мало кто говорит из официальных лиц, ответственных за образование. Но непрестанно идут одна за другой  образовательные реформы. Однако, как заметил  Артур Александрович Реан, известный ученый-психолог в области педагогической психологии, исследующий вопросы личностного развития ребенка,   мерилом достижения образовательной цели, т.е. обучения, воспитания и развития личности  является результат, который  всегда надо искать в личности выпускника,  а не в безличных  новообразованиях типа технологий обучения, методик воспитания, организации учебного процесса создания материальной базы  и т.д. и т.п.

  И хотя подавляющая часть родителей   настроена на традиционную школу, в которую нужно ходить, в которой дети должны находиться (но, к сожалению,  не учиться), немалая часть родителей почувствовала негативное  воздействие  образовательного  кризиса на детей. И это родителям делает честь.

   Суть кризиса – отдаление образования от личности ученика и формализм образовательного процесса. Именно это вызвало неудовлетворенность части родителей школьным (публичным) образованием,  где    отсутствует  индивидуальный  подход к     ребенку,  а общие  цели обучения противоречат  индивидуальными потребностями личности в реализации  ее  природных способностей и талантов.  Это  побудило родителей искать альтернативу государственной школе.

  С другой стороны, творческая и духовно богатая  часть педагогов не смогли смириться с таким подходом к личности ребенка, чувствуя себя дискомфортно в рамках системы, поскольку и им, педагогам, система не давала возможности для профессиональной  и творческой  самореализации.

  Таким образом, интересы детей, родителей  и педагогов совпали. И они начали действовать. Вот так и возникли альтернативные школы.

   Нужно сказать, что опыт попыток  создание альтернативы традиционной системе образования имел  место и ранее. Вспомним, например, «школу радости» В.А.Сухомлинского,  школы педагогов-новаторов  последней четверти ХХ века. Но это были оазисы. Сейчас же поиск альтернативных путей стал массовым,  и это радует.

  Но важно определить  цели этих поисков: что мы хотим для своих детей, уходя от традиционного образования? Важно определить суть желаемых инноваций. И, конечно, важно определить ценностную основу   каждой альтернативной школы.  Какие ценности  исповедуют  здесь  педагоги: любви и добра или меркантильности, рассматривая  обучение ребенка  только   как образовательную услугу («освітню послугу») и средство заработка?  Тогда при таком духе  такая «альтернативная» школа ничем не отличается от традиционной.

    Домашнее или, как его еще называют, семейное образование, является ярко выраженной формой  альтернативного образования. Его  нестандартность и яркая выраженность   обусловлены тем, что  домашнее образование, в отличие от других  форм альтернативного образования, выведено   вовне из  стен  школы.  Поэтому оно заметно. Другие формы альтернативного образования  реализуются в  традиционной форме массовых школ, поэтому увидеть их альтернативность не  всегда  возможно,  если  профессионально не вникнуть  в суть учебного процесса. Поэтому очень часто за  вывеской «альтернативная школа» может находиться элементарный рекламный бренд.

   Чтобы увидеть подлинную  альтернативу тому, от чего мы хотим уйти, отличить ее  от подделки, нужно определить ту  ценностную основу и принципы, на которых строится альтернативное образование.

   Первое и, на наш взгляд, главное  -  учитель  учит детей с любовью, создавая в обучении такое духовное пространство, пространство любви к ученикам и любви к своему делу, в котором детям хочется и быть, и учиться.

   И это  главная ценность, которую нужно видеть и которая поможет   отличить альтернативное  образование от подделки. Какие бы мы  инновационные методики и  модные  образовательные системы  не использовали, сколько бы не говорили о нашем умении мотивировать ученика и применять ультрасовременные методики   обучения,   но если при этом нет главного: любви к ученику и своему делу, если   преподаватель является  не  учителем,  а исполнителем образовательной   услуги, если на первом месте для преподавателя стоит  не ученик, а  коммерческий результат  обучения    – грош цена  такому обучению.

 «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я - медь звенящая или кимвал звучащий»,- учит библейская истина.

   Ценностная же основа альтернативного образования  определяет все его принципы и  практические результаты.

   При всем многообразии  альтернативных школ все эти школы, хотят ли этого, или нет, но сориентированы на выполнение установленного государством образовательного стандарта. А это значит, что выпускники альтернативных школ, как и школ, работающих по традиционной системе, чтобы поступить в вуз, должны успешно сдать ЗНО. Иными словами, должны иметь хорошие  академические знания. Альтернативная школа – чем она еще отличается от массовой традиционной - дает качественные знания в урочное время, в системе ее индивидуального учебного плана. Родителям  альтернативной школы (а не именующей себя таковой)  не нужно нанимать репетитора для подготовки  ребенка к сдаче ЗНО. А если такое есть  в альтернативной школе, -  то чем  тогда  она отличается от традиционной массовой,  неальтернативной  школы?

   Обеспечение индивидуального подхода к ученику  возможно в соответствующей этой цели  образовательной среде. Но и здесь же, внешнее отличие  не должно подменять  содержательную сторону: чему учим? как учим? и  как организовываем обучение?

   Цель образования  – не только  дать  прочные знания, которые  учащийся должен осмыслить и  творчески применять  в своей жизнедеятельности. Цель образования – научить ребенка мыслить, видеть логику явлений и процессов, их причинно-следственную связь. А это невозможно без труда, без умственной деятельности и интеллектуальных усилий, без  умения организовать себя на умственный труд,  без  самостоятельности и, хотите или нет,  - ответственности, хотя бы перед  своими родителями,  создающими для ребенка  условия для  получения качественного образования.

  В последние десятилетия  упорно навязывается мнение, что учение - это не труд, а развлечение, где детям должно быть интересно, нескучно, весело. Этим, мол, их можно мотивировать  на  самостоятельное получение знаний.  Поэтому учитель должен заинтриговать, развеселить, чтобы ребенку на уроке не было скучно, чтобы ребенок не напрягался, чтобы знания давались через игру. И нужно признать, что многие преподаватели идут на это: «любой каприз за ваши деньги»,- гласит банально расхожая фраза.

  Вне сомнения, интерес  является мощным подспорьем  в обучении. Таковым  являются и игровые формы.  Но давайте себе зададим вопрос: всегда ли мы выполняем то,  что нам нравится и что  веселит на работе и в домашних хозяйственных делах?   Так и в учебе: есть  вещи, которые  не развлекают, но чтобы выполнить их,  нужно приложить труд и терпение, они необходимы. Поэтому особенностью альтернативных школ является умение воспитать эти качества ребенка, равно как и качества самостоятельности, умения брать на себя ответственность, умение видеть прекрасное и создавать его, умения мыслить нестандартно, творчески. Школа должна приносить ребенку радость, но не радость развлечения и праздности, а радость умственного труда, радость творчества и созидания, радость красоты.

   С этой целью и созданы альтернативные школы. И хочется надеяться, что когда  ценности и принципы  настоящего альтернативного образования превратятся в норму,  когда они получат признание в обществе, тогда из глубокого кризиса выйдет и наша    традиционная массовая школа. Хочется надеяться!

 



                                     




ВЯЧЕСЛАВ БАРАНОВ,

учредитель Учебно-консультационного центра домашнего(семейного) и альтернативного образования «Велицей», кандидат филологических наук

 

 

ГУМАНИТАРНОЕ  ОБРАЗОВАНИЕ  И ЕГО МЕСТО В СИСТЕМЕ ШКОЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

 

    Современный этап развития человечества  определяется как информационное  общество. Такое название этот этап получил благодаря ключевой роли, которую стали играть  информационные технологии в  общественных и экономических отношениях.

   Превращение  информационных технологий в ключевую зону общественных отношений и производственной деятельности поставило задачу   формирования информационной компетентности у учащихся  общеобразовательных школ.

   Неверно думать, что  информационная компетентность заключается только в   умении  учащихся   пользоваться  гаджетами, цифровыми  программами и   приложениями  к ним (что они умеют делать и без помощи учителей информатики).

   Информационная компетентность предполагает и умение анализировать информацию  с точки зрения ее здравого смысла и научности, культуры  и языковой грамотности. И это главное, чему нужно научить детей.

   В наши дни, особенно в период школьных карантинов, вызванных пандемией, усилилось внимание к разного рода образовательным платформам. Одновременно в сознание  людей  закладывают мысль, что за  «чистым» интернет -образованием, образованием без школы и учителя, будущее, что школа как механизм образования устарела и является пережитком.

   Однако ресурсы интернета являются не главным средством образования, а, тем более, и средством воспитания. В образовании они играют вспомогательную роль.  Но и таковым  они являются  при определенных условиях: если  обладают научностью, учитывают возрастную психологию ребенка и его психические качества,  а нравственная составляющая  контента содействует воспитанию.

  В этом случае интернет-ресурсы – мощное подспорье учителю, который может их использовать, например, как наглядные материалы. Благодаря ним, учащийся может  на уроке географии увидеть, как   происходит разлив Нила, а на уроке  истории  послушать речь исторического деятеля недавнего  прошлого  не    в   пересказе   её   учителем.

  Получение информации без умения ее анализировать, без умения делать нравственную и научную оценки ее содержания, без умения выстраивать ассоциативные связи, без умения   применять   их в природной и общественной среде – не является образованием. Образование является таковым, если оно сформировало мыслящую личность, личность высоконравственную, обладающую высокими  духовными ценностями, личность,  у которой научные  знания являются отправной точкой в ее творческой и преобразовательной деятельности. Этим личность отличается от компьютера, запоминающего информацию, но безразличного к ее содержанию и целям применения.

  Человека-личность  от   потребителя информации отличает глобальное, гуманитарное мышление, охватывающее  все сферы его духовной и социальной деятельности.

   Гуманитарное мышление является результатом   гуманитарного образования, которое начинается со школьных лет  и должно продолжаться в течение всей   последующей жизни.

      Однако ошибочным  является мнение, будто бы  гуманитарное образование ученик получает уже только потому, что  в школьный курс  обучения включены такие  предметы как литература, история, языки, художественная культура  и некоторые другие учебные предметы  гуманитарного цикла.

   Получение  только знаний и информации  из области гуманитарных дисциплин недостаточно  для формирования гуманитарного мышления личности. Гуманитарное  мышление основывается на ценностных и мировоззренческих  ориентирах личности, обусловливающих ее мировосприятие,  миропонимание  и  отсюда -  ее социальную деятельность в нравственном измерении.  И здесь важно не  наличие  школьных  предметов  гуманитарного цикла и соответствующих учебных программ, а содержание  их информационной составляющей  как отправной точки  к формированию установки  учащегося на осмысленную   нравственно и  мировоззренчески      социальную деятельность.  

  Чтобы эта установка стала возможной,      должны  быть решены следующие задачи:

-  разрушение  установившегося  в сознании учащихся, как и в общественном сознании,  стереотипа  о  бесполезности  гуманитарного образования как вида образования, не   ведущего  к повышению личного благосостояния;

  - отказаться  от технократического    подхода  к школьному образованию, по сути авторитарного, превратившего  образование  в   систему   информационного натаскивания  с исключением из него творческих и аналитических компонентов;

- изменение  профессиональной философии школьных учителей.

    Рассмотрим каждую из позиций.

   Установившееся   в  сознании общества  отношение к гуманитарным знаниям  как  бесполезным  для обеспечения материального благополучия, помимо   материального прагматизма, имеет и ценностную составляющую: приоритет материального  перед  духовным, что в его практической реализации привело к полной замене духовного материальным. Материальное превратилось в культ и объект поклонения и стремления.  А поскольку   культ материального стал   основой миропонимания и мировосприятия человека, то главной     целью   его жизнедеятельности, смыслом существования   стало  достижение материальных благ и их потребление. Творческая   же составляющая человека, делающая его личностью и имеющая целью создание прекрасного,   была вытеснена потребительской составляющей.



  Человек стал  оценивать себя и, соответственно, других, не по культурным и этическим качествам, а по степени имения материальных благ. Установка же   на  потребление и обладание как  обязательные условия для самоуважения, самовыражения и   превосходства  формирует у человека другую ценностную шкалу, в котором духовное и обусловленные им интересы и социальные отношения вытесняются  из сознания человека. Отсечение духовных интересов  из сферы внутреннего мира человека ведет к  огрубению человека,  борьба за   «иметь» и постоянное чувство опасности потерять или не получить  это желанное «иметь»  заставляет человека видеть в других людях потенциальную угрозу, помеху или причину своих неудач, что делает человека злым, агрессивным, злобным и завистливым к более удачливым, кому улыбнулось призрачное счастье получить престижное материальное.               

  Но это еще не все.  История мировой культуры свидетельствует, что духовное вызывает активность  мышления,  поскольку чтобы  охватить духовное  сознанием, человеку  должен глубоко мыслить,  поднимая свой интеллектуальный  уровень    до уровня  категорий духовного, которые  всегда   интеллектуально высоки.

  Формирование же у человека потребительского типа мышления и соответствующих интересов и ценностей  ведет к  реанимации  в человеке  животных инстинктов.  В результате человек перестает  мыслить духовными категориями, что приводит к  обезличиванию его личности, ее стандартизации в соответствии общепринятыми потребительскими ценностями и нормами.  Но поскольку психика человека, что и отличает его от животных, все-таки  требует духовного заполнения, ярких образов и позитивных эмоций, то человек-потребитель, которому чужда духовность,  подбирает  для  своего  духовного заполнения   суррогаты духовного, соответствующие его миропониманию и понятные ему. В этом ему содействуют    подстраивающиеся  под его примитивные духовные интересы   информационные источники, получающие  на этих интересах прибыль, а также  и формирующие   соответствующие вкусы, ценности, идеалы,  чтобы,  на стремлении человека-потребителя реализовать себя, через них   вновь получать прибыль.  И такой процесс воспроизводства   поставлен на конвейер. Пошлость, бескультурье и суррогаты бездуховного  культивируются,  формируя   тип  человека-потребителя,  не думающего, не мыслящего, стремящего  поднять себя над другими, нетворческого, не умеющего отличать прекрасное от безобразного,  слепо следующего навязываемой моде, легко манипулируемого, необразованного, самовлюбленного «человека-селфи». Такой тип для поддержания его высокого самомнения о себе пичкается  понятной и близкой  ему духовной подпиткой. Как писал Эрих Фромм,  «более 90%  процентов  населения у нас грамотны. Радио, телевидение, кино и  ежедневные газеты доступны всем. Однако вместо того чтобы знакомить нас с лучшими литературными произведениями прошлого и настоящего, средства массовой информации, в дополнение к рекламе, забивают людям головы  самым низкопробным вздором, далеким от реальности и изобилующим садистским фантазиями, которыми мало-мальски культурный человек  не стал  бы даже изредка заполнять свой досуг». У Фромма речь идет о западном обществе второй половины ХХ века. Но о подобном, уже в  наши дни,   говорит  известный музыкант- педагог Михаил Казанник:  «Властителями душ, -  стали не творчески высокие, мыслящие, харизматические личности, а шоумены…

  Как говорить о поэзии с учеником, который использует ненормативную лексику в каждом втором слове. Или о Великой любви, о Бессмертной возлюбленной, о Вечной Женственности с учеником, который хорошо знаком с эротическим интернетом».



    В наше время  безудержного распространения информации страшна не сама информация, а отсутствие  и у детей, и у значительной части взрослого   населения (вчерашних учеников)   способности анализировать информацию.            

  Пренебрежение гуманитарным образованием  привело к превращению   школьного образования  в   систему   информационного натаскивания  с исключением из него творческих и аналитических компонентов. Результатом является  не только  культурное и образовательное невежество учеников, но и  потеря  ими    способности анализировать получаемую информацию,  неумение выстраивать  причинно-следственные   и ассоциативные связи относительно приведенных  в ней явлений и фактов.

  В подтверждение к сказанному приведем результаты научного исследования особенностей  интеллекта современных подростков. Исследование проводилось  видным  специалистом  в области психологической диагностики, профилактики и коррекции причин школьной неуспеваемости Л. А. Ясюковой.

    По заключению ученой, на рубеже 2000-х годов произошло качественное изменение типа интеллекта подростков: логическая систематизация информации, основанная на понятийном мышлении, сменилась на формально-образные обобщения, при которых суть явлений не выделяется и не понимается, хотя большие объемы информации могут удерживаться в памяти.

   Однако, если структуру интеллекта составляют формально-образные обобщения, то увидеть и  выделить причинно-следственные связи невозможно, поэтому решения принимаются на основе оценки вероятностей, без понимания того, как на самом деле будут развиваться события. Следовательно, надежность прогнозов оказывается низкой, а перспективное планирование — невозможным.

    Таким образом, для «нового» типа интеллекта характерны: поверхностность мышления, пренебрежение качественным анализом, абсолютизация методов математического анализа, ошибки при принятии решений из-за непонимания причинно-следственных связей, неадекватность перспективного планирования и прогностической деятельности в целом.

   В заключении исследования строится очень тревожный прогноз:  поскольку речь идет о людях, которые  в будущем, вероятно,  будут занимать  приличные должности  в образовании, в науке, медицине, управлении, то  сомнительно, что   с таким типом мышления и таким способом принятия решений   эти решения будут  эффективны и полезны для тех сфер деятельности, в которых они займут руководящие положения.

   На наш взгляд, выходом  из  создавшейся ситуации, в перспективе представляющей угрозу для будущего человечества,  является  гуманитаризация образования, а задачей гуманитарного образования в современных условиях  является содействие переходу от homo sapiens (человека разумного)   к человеку   мыслящему.

   Пренебрежение гуманитарным образованием  как  основой  осмысленной   нравственно  и  мировоззренчески      социальной  деятельности  ведет    к однобокости в развитии личности ученика, результатом которого является узость социального и  нравственного  аналитизма, отсутствие творческих начал, непонимание прекрасного, бескультурье и, конечно, отсутствие любви.  Формируется не человек-творец, берущий на себя ответственность  за свои действия и решения, осмысляющий себя и свои поступки,  а напичканный стандартной  информацией  человек-статист с путаницей понятий и смыслов в голове.



  Насаждаемая  абсолютизация технократического подхода к образованию,  проявляющаяся   в   унификации и стандартизации знаний и напрочь отбрасывающая  гуманитарное образование и обусловленное им гуманитарное мышление,    приводит к ослаблению и утрате индивидуальных  начал в личности,  стандартизации ее ценностных установок  в соответствии с ценностями массы или толпы, и таким образом происходит разрыв  человека со своим индивидуальным сознанием  и    вовлечение   индивида  в парадигму массового  сознания и, соответственно, и массовой культуры  со всем комплексом ее ценностей и примитивов.

 

   Говоря о необходимости гуманитарного образования,   я ни в коей мере не хочу умалить математические науки  или  противопоставить   их гуманитарным.  Речь идет  о нравственно-духовном и мировоззренческом  понимании действительности учащимся  и сохранении им тех начал, без которых не может состояться личность: умения самостоятельно мыслить, видеть прекрасное и творить его,  духовной культуры. И это нисколько не  мешает развитию знаний в области математики.  История науки   имеет   достаточно примеров  выдающихся математиков, обладающих глубочайшим      гуманитарным  мышлением. И наоборот, отсутствие  такового и  мешает развитию и  математического  мышления.  Пример этому  - результаты международного исследования качества образования, проведенного  PISA и среди украинских школьников,   в которых украинские дети показали низкий  уровень математической подготовленности.

  Ситуация обсуждалась в средствах массовой информации, чиновниками был разработан ряд мер по улучшению преподавания математики в школе и повышению ответственности учащихся.

      Но за активным обсуждением низкого рейтинга украинских школьников в математических знаниях и компетенциях забыли о главном: цели  оценивания PISE. А  целью  была не математика, а чтение  и умение понимать и анализировать прочитанное.

   Иными словами, шли разговоры о деревьях, за которыми не увидели леса: неумение наших пятнадцатилетних подростков понимать прочитанное, мыслить, анализировать. Никакой  специалист с  дипломом инженера  и экономиста  не будет эффективным и успешно применять свои знания в рыночной экономике и  развивать производство в соответствии с требованием времени и конкурентной борьбы, если не будет образован, в том числе и гуманитарно, не будет научен  мыслить  системно, думать критически, анализировать, иметь развитую память и самостоятельно, без подсказки из интернета и социальных сетей, находить  нестандартные пути решения проблем.

   Без чего нельзя овладеть не только математикой, но и любой другой наукой? Без чтения, умения читать и понимать прочитанное.

   Что же показал здесь  опрос PISE?

     С заданием, где необходимо интегрировать содержание частей текста, чтобы определить его основную идею, справилось  меньше 30%  пятнадцатилетних  школьников

   Меньше 4%  владеют  устойчивым навыками детального анализа незнакомого текста, в работе с которым необходимо допускать предположения в условиях отсутствия очевидной информации.

    Как  же можно говорить о математике, если  даже вне математической сферы дети не научены читать и понимать  прочитанное, не в состоянии  понимать информацию и анализировать ее?!

  Проблема   не  в академических знаниях  по математике и умении их применить на практике. Проблема -  в личностном развитии наших детей, поскольку только думающий индивид является личностью. Только  человек мыслящий  в состоянии  оставаться свободным в своем выборе.

  Неумение понять смысл прочитанного, проанализировать полученную информацию- это уже не математика, а другая область - гуманитарная.

  Говоря о перестройке и реформах образования, прежде всего нужно определиться с целью образования. Целью образования является не  только подготовка  специалистов, способных действовать в сфере экономики  и бизнеса, и, конечно, не  информационное натаскивание до уровня бездумного механического исполнителя задач, поставленных работодателем.    Целью образования является  культурное и интеллектуальное развитие личности, воспитание  нравственности, духовности, гражданской ответственности. А здесь никак нельзя обойтись  без предметов гуманитарного цикла:  знания языков, литературы, истории, эстетики. Но не  через  статистический подход  в их изучении, а гуманитарный.

   Исследование PISE читательской компетенции  показало  очень тревожные  факты в гуманитарной сфере: дети не умеют работать с информацией, понимать ее, анализировать; не научены мыслить, прогнозировать, представлять, воображать, сопоставлять, а 26%  не достигли базового  уровня чтения. Встает вопрос: как человек, не обладающий этими компетенциями может быть успешным в бизнесе и способен ли будет как управленец давать подчиненным ясные, аргументированные  и  понятные команды?

     Поэтому, считать, что, например,  история или литература, эстетический вкус не содействуют экономическому  развитию страны и делать акцент в образовании на математических и естественных науках (да простят меня математика и естественные науки, которые важны и необходимы каждому  из нас!) -  результат  недообразованности  считающих  так.  Гуманитарные науки учат человека  масштабно  мыслить и понимать общественную психологию и психологию личности. Человек, наученный видеть прекрасное и создавать его, никогда не допустит брака в работе. Человек социально воспитанный  будет востребован и успешен в командной работе.

 

   Гуманитарный подход  к образованию, как я  уже отметил, не сводится к преподаванию предметов гуманитарного цикла или увеличения  учебных часов на их преподавание. Речь идет о философии образования,  об образовании,  в основе которого находится гуманитарное мышление.

   Однако      гуманитарное  образование не коснется сознания наших детей,   если не изменится профессиональная философия тех, кто ответственен за его осуществление   –  школьных учителей.



    Наверное, будет  звучать странно, если я скажу, что учитель литературы или истории должен быть гуманитарно образован. Однако речь идет о другом: не об академическом знании  учителя и его  владением методиками преподавания. Речь идет о профессиональных ценностях учителя.

     С чего начинается образование ребенка? С учителя. А какова миссия учителя: дать урок  (учитель-урокодатель,  учитель-статист)  или создать духовное пространство на уроке и вне его  (учитель-творец , учитель-созидатель)?

   На каких принципах  должен строить образование  учитель, в каком  направлении вести ребенка?

   Настоящий учитель  учит ребенка мыслить. Умение и желание мыслить – главное качество личности.   А   владение определенной информацией  не есть качество личности,  равно,  как не является   образованием  разного рода информационный мусор, которым людям  забивают головы  его поставщики.

   Поэтому урок должен быть диалогом между учеником и учителем, совместным поиском истины. А чтобы найти истину, ученик должен уметь мыслить,  желать мыслить и иметь привычку к умственному труду.

   Учитель должен верить в ученика, искать  в нем таланты, пробуждать  у ученика через образование   духовные силы для  поиска истины, на получение знаний о мире и о себе.   

  Настоящий учитель учит детей с любовью, создавая в обучении такое духовное пространство, пространство любви к ученикам и любви к своему делу, в котором детям хочется и быть, и учиться. Настоящий учитель (не учитель-статист!) несет детям  нравственный дух, дух настоящей культуры и культуры человеческих отношений, в частности, дух любви. 

   Человек, одухотворенный любовью, не может быть агрессивным, эгоистом, недумающим, безразличным ко  всему и вся. Наоборот, человек любящий, делает хорошо и  с любовью свое дело (как для Бога!), созидает и создает прекрасное, умеет видеть прекрасное и отличать его от безобразного.

   Подведем краткий итог сказанному. Гуманитарное образование не представляет собой совокупность изучаемых предметов гуманитарного цикла. Эти предметы – скорее средство, отправная точка  для  формирования  у  учащегося  определенного мировоззрения и ценностей. Гуманитарное образование – это тип мышления, тип восприятия мира и активного мыслительного анализа   полученных в ходе этого  восприятия фактов для поиска истины.

  Чтобы научить подростка, юношу, молодого человека мыслить  гуманитарно , нужно изменить парадигму существующего школьного образования. Сделать это с устоявшимися в обществе стереотипами и впитанными уже не одним поколением ценностями -  не легко. Но делать нужно.

 

 

 

 

                                                                                                                                               







  Международная организация  содействия домашнему образованию Euro Home Ed, миссия которой заключается  в увеличении  возможности и стабильности  домашнего образования  в Европе, ресурсной и юридической поддержки родителей, обучающих детей дома,  и содействии созданию условий   успешного обучения  их  детей  сделала заключение о перспективах дистанционного обучения  в мире, и особенно в нынешних условиях пандемии, когда  массовые школы закрываются на карантин. По мнению  Euro Home Ed, дистанционное обучение  в условиях карантина содействует беспрерывности   учебного процесса.
  Euro Home Ed  дала позитивную оценку  системе домашнего дистанционного обучения, осуществляемого Центром домашнего(семейного) и альтернативного образования «Велицей»: «Такие программы, как «Велицей» и InternetUrok.ru, оказывают адресную помощь семьям, которые предпочитают проводить обучение своих детей дома. Во времена кризиса эти типы учебных программ становятся для многих спасательным кругом».
   Мы признательны  Euro Home Ed  за высокую оценку нашей скромной работы.
    Вместе с тем, Euro Home Ed  отмечает, что «программы дистанционного обучения  стремительно развивались в последнее десятилетие. Их доступность сейчас широко распространена и как раз вовремя: когда школы в  Украине закрылись на коронавирус. К сожалению, в Украине растущая распространенность дистанционного обучения привела к официальной петиции, которая требует полностью  запретить дистанционное обучение. Петиция уже собрала около 30 000 подписавших, причем 25 000 необходимо, чтобы петиция получила рассмотрение. На данный момент неясно, как такой запрет повлияет на семью с лишним тысячами семей, которые уже учатся на дому.
   Смешно запрещать единственную форму обучения, которая позволяла многим семьям продолжать обучение во время коронавируса. Несмотря на успех этой онлайн-петиции, маловероятно, что такое предложение будет серьезно воспринято законодательным органом.
  Однако подобные мнения являются важным напоминанием о том, что обучение на дому и все формы самостоятельного обучения находятся под постоянной угрозой со стороны воинствующей оппозиции - будь то в Украине или где-либо еще в мире. Семьи, которые извлекают  пользу  из дистанционного обучения, должны услышать свой голос, чтобы защитить его!».
  Нашу позицию относительно домашнего образования и дистанционного обучения как одной из форм домашнего образования  мы изложили ранее (см.: «Школьный карантин и обучение дома» https://baranovvaceslav852.blogspot.com/p/blog-page.html, «Еще раз об уроках карантина, дистанционном обучении и домашнем образовании» https://baranovvaceslav852.blogspot.com/p/blog-page_52.html).
     Несмотря на все трудности и испытания, которые сейчас мы все вместе переживаем, мы с оптимизмом смотрим в будущее. Как говорил знаменитый мудрец, «главное -  мудрость:  приобретай мудрость и всем имением твоим приобретай разум».

                                            Вячеслав Баранов, директор-учредитель 
Учебно-консультационного центра домашнего(семейного) и альтернативного образования «Велицей».


Полный текст  Euro Home Ed: https://eurohomeed.org/home/russian-language-distance-learning-resources-came-in-clutch-during-coronavirus

                                                                                        





ЕЩЕ РАЗ ОБ УРОКАХ КАРАНТИНА, ДИСТАНЦИОННОМ ОБУЧЕНИИ И  ДОМАШНЕМ ОБРАЗОВАНИИ

Вячеслав Баранов, директор-учредитель  Учебно-консультационного центра домашнего(семейного) и альтернативного образования «Велицей

     Состояние, в которое ввергли наше общество  пандемия  и карантин, еще раз показало то, что для нас не явилось новостью, а также и то,    о чем  мы догадывались, а вот   теперь пришлось и убедиться. Причем практически  во всех областях общественной жизни.
     Но  ограничения, связанные с пандемией, заставляют нас переосмыслить ситуацию. И это  ее позитивная сторона. Сейчас много пишут, что после  карантина  в мире произойдут большие изменения  и все пойдет в другом русле, чем было раньше? Но вопрос вот в чем: в каком русле?  В лучшем или худшем?  А это зависит от глубины выводов, которые  будут сделаны, что невозможно без разума и мудрости. И от нравственных ценностей и принципов, которые   будут заложены  в основу решений об изменениях.          
   Больным участком оказалось и школьное образование детей. Сейчас полемика вокруг него идет, главным образом, вокруг способности  учителей общеобразовательных школ  организовать дистанционное обучение и качества того, что уже организовали. Но  мы вновь наступаем на те же грабли:  реагируем   на внешнюю сторону (верхушку айсберга), не пытаясь заглянуть вглубь.
   Происходящее для команды нашего центра домашнего (семейного) и альтернативного образования также повод к размышлению, к размышлению о том, что мы прошли, сделали за годы работы  и том, как строить работу  дальше.
   Наши ученики не почувствовали тех проблем с обучением, с  которыми  столкнулись учащиеся  массовых общеобразовательных школ, которым пришлось в  связи с карантином учиться дома. Мы не прервали учебу и продолжаем ее в том же режиме онлайн. Не почувствовали  проблем и родители, так как вопрос самоорганизации и самодисциплины детей, распорядка дня и расписания уроков, контроля  был решен  родителями и детьми еще  на начальном периоде перехода на домашнюю форму образования.
   Но наша команда еще раз вернулась к размышлению над теми  принципами,   на которых мы строим образование детей в контексте происходящего сегодня и в прогнозируемом будущем.
   Все  имеющиеся сегодня  многочисленные   технологии ІТ и  используемые  в них формы обучения (преимущественно  видеоуроки, автоматическое тестирование, направление заданий через личные страницы на сайтах, через почту,  при необходимости - консультации учителя и др.)  имеют один общий недостаток: ученик в них выступает как виртуальный объект, а не как живой человек, с его  интересами, способностями  и запросами.
   На наш взгляд, дистанционное образование  не должно представлять собой набор   ІТ-технологий, направленных  в пространство, не  учитывающих индивидуальные способности ученика,   особенностей  его памяти, внимания, восприятия, наконец, состояния здоровья.
  ІТ-технологии в обучении, в том числе и дистанционном,  должны играть  не главную, а вспомогательную роль.
 Сегодня,в связи с карантином и переводом детей на дистанционное обучение, родителям, и не только им, пытаются внушить обратное –  что ІТ-технологии  - главное, забывая, что главное в обучении – это не информация, отправляемая в пространство , а образование в его единстве с воспитанием, обусловливающих и развитие ученика – развитие  способностей, психических качеств и, конечно, развитие нравственное. Как верно отмечает  один из специалистов в области дистанционного образования А.В.Хуторской,  «заблуждение многих управленцев и педагогов - считать, что образование - это усвоение информации. Образование - это буквально образоВЫвание человека, реализация его потенциала во всех его сферах, рост, развитие. А не впитывание информации. Ученика нельзя превращать во флешку. Знание часто отождествляют с информацией. Это неверно, особенно в ситуации  дистанционного образования. Знание - не информация. Знания не передаются. Передаётся только информация. Знания - продукт и результат деятельности человека, а не знакомство с информацией о чужих знаниях».
   Никакая совершенная техника не заменит учителя. Только в диалоге  с учителем создаются условия  для поиска учеником истины.
   Но с другой стороны, важна и личность учителя:  только настоящий учитель научит ребенка искать истину,  направит  ученика на  творчество, поможет увидеть прекрасное  и научит создавать его.
   В дни карантина, когда  спонтанно начались внедряться попытки дистанционного обучения, выплеснулась масса критики    по отношению к  учителям за их неумение работать дистанционно,  незнание  методов дистанционного обучения, за  отсталость, формализм и незнание психологии детей, за  ошибки  в видеоуроках и т.д. и т.п.
  На проблему  неподготовленности учителей  нужно посмотреть с другой стороны – со стороны  формирования грамотной, научно обоснованной, профессиональной  государственной политики в области  образования. И тогда вина с учителя частично снимается и возлагается на тех, кто многие годы руководили    образованием наших детей. 
   И еще одна сторона проблемы, более трудная в решении по сравнению с проблемой обучения  учителей.
  В последние годы в социальных сетях, в средствах массовой информации часто приходится  читать восторженные возгласы о поколении Z ( а теперь и о поколении АЛЬФА), то есть о детях, «родившимися с гаджетами в руках» и  которые благодаря этому по- иному смотрят на мир и за которыми наше новое,  креативное будущее. Реже пишут о клиповом  сознании и деформациях в интеллектуальном развитии детей  в связи с чрезмерным  увлечением гаджетами. Неоднократно приходилось слышать  восторги и от родителей   ( «ах какой умный (ая) у меня ребенок, еще только  три года, а  уже умеет пользоваться  планшетом!»). И вот, когда сегодня стала необходимость  использовать  эти умения  для образования, оказалось, что у части детей  нет желания использовать свою осведомленность в    ІТ-технологиях для получения знаний, нет желания учиться, думать, прилагать усилия. Ведь  процесс образования не  есть получение информации и подсказок  от гугла, а процесс кропотливого труда над собой в поиске истины.  Отсутствие у детей привычки к умственному труду и ориентир на пассивное получение информации ударило по родителям – в дни карантина в дистанционном обучении вся основная   учебная нагрузка  свалилась на них.
   Вместе с тем, часть детей слишком хорошо  использует  ІТ-технологии, но с деструктивными целями: для кибербуллинга учителей и одноклассников,  выставки нецензурных выражений, порноматериалов и т.п. А это уже не дидактическая, техническая  и методическая  стороны образовательного процесса. Это  уже духовная сторона, сторона нравственная. Это дух семьи. Но и дух школы, где война между учениками  и учителями перенесена в интернет.
   От многих родителей, дети которых находятся на семейной форме    образования, мы слышали, что одной из причин перевода   ими детей на  домашнюю форму образования  является  нежелание отдавать ребенка в  детскую среду школы, где господствует нездоровый нравственный дух.
   В связи со сказанным, еще раз хотелось бы обратиться к  оппонентам домашнего образования, продолжающих  утверждать даже сейчас, что домашнее образование  разрушает  нормальную социализацию ребенка. Действительно ли вы уверенны, что сегодняшняя  массовая школа – всегда условие  нормальной социализации?
     В  связи с карантином возникла проблема жизнедеятельности детей дома:  организация учебы, досуга, выполнения распорядка дня, умения планировать свои задачи  и т.п. И оказалось, что   значительная  часть  детей  не умеет  делать это. Все  с детьми и за детей приходится делать родителям.  Но способность организовать себя также относится к  одной из сторон социализации.
     С  проблемами самоорганизации и самодисциплины не столкнулись  родители, дети которых находятся на домашней форме образования.
    Все это еще раз подтверждает то, на чем мы, педагоги Центра домашнего образования «Велицей»,  обучая онлайн,  основываем  свою работу:  мы рассматриваем образование как единство  с воспитанием и  убеждены, что без воспитания  не будет качественного образования.  В образовании главное -   личность ребенка в целом, во всех сторонах его жизни.
   Социальное воспитание является  частью  воспитания и   формируется через воспитание. Социализация без нравственных ценностей, предоставление ребенка во власть стихии превращается в   бездумное подражание моде и следованию за инстинктами  толпы.
      Карантин  дал возможность родителям  присутствовать на уроках  и видеть процесс обучения изнутри,  а таким  образом видеть все его плюсы и минусы.   Для учителей, специализирующихся на домашнем   образовании  онлайн, это привычный режим работы, поскольку  родители  в любое время могут  присутствовать на уроке, даже находясь за пределами видимости (например, в другой комнате). При желании может производиться и  запись урока. Поэтому не каждый учитель согласится преподавать онлайн, а только профессионал, знающий свое дело,  способный  духовно  воздействовать на ребенка даже в режиме онлайн.
      Однако, независимо от того,  где преподает учитель- онлайн или в школьном классе, независимо от того,  какие формы и методы обучения он выбирает, его педагогическая позиция  должна  основываться на следующем:   настоящий учитель учит детей с любовью, создавая в обучении такое духовное пространство, пространство любви к ученикам и любви к своему делу, в котором детям хочется и быть, и учиться. Настоящий учитель (не учитель-статист, не учитель-урокодатель! ) несет детям  нравственный дух, дух настоящей культуры и культуры человеческих отношений, в частности, дух любви.  При этом духе никогда не будет  ни скрытой, ни открытой войны ученика с учителем ни в классе, ни через образовательные платформы.
   Однако, обратимся  к дистанционному образованию. Уже всем ясно , что сегодняшние ІТ-технологии оказались неспособными   обеспечить учебный процесс. А почему? Да потому, что их разработчики  на первый  план выводят  информационно-техническую сторону, адресуя образовательные контенты в пространство на усредненного ученика, а живого общения ученика с педагогом нет.  Образовательные технологии должны быть помощником учителю, как мы уже  говорили выше, вспомогательным средством в образовании,  а не главным. И только из этого нужно исходить,  планируя  создание новых государственных образовательных платформ для дистанционного обучения.
    Общеобразовательная школа должна быть готова, при необходимости, подключить учеников к дистанционному обучению. Хочется надеяться, что подобные форс-мажорные обстоятельства, которые мы переживаем сейчас, не повторяться в будущем. Но  отдельный ученик может заболеть, может уехать на соревнования и т.п., и вот тогда должна срабатывать  система дистанционного обучения в школе.
   В последний месяц, месяц активного обсуждения будущего дистанционного образования в школе,    нет-нет, но появились мнения о том, что при развитии дистанционного образования можно обойтись без учителя. Ученик  остается один на один с компьютером, а учителя заменят интернет и выкладываемый в сети контент. Доводы: ученик может погуглить и  узнать больше, чем узнает от  учителя; современный учитель отстает от новых знаний, не поспевает  следить за ними. Поэтому ученик сам через интернет может  приобрести знания.
   Благодаря карантину, мы  явно увидели,  что дети не научены, не могут и не хотят самостоятельно учиться.
   И первое, кто направит ребенка на поиск истины, кто научит  находить истину и отличать  ее от подделки  - это  учитель. Поэтому, никакие  информационные технологии не заменят   личность  Учителя.
  Специализация нашего центра на домашнем  ( семейном) образовании и обучение детей в онлайн режиме не означает, что мы безразличны к проблемам общеобразовательной школы или не видим за ней будущего. Выбор родителями формы обучения – будь то домашнее образование или обучение в массовой школе- зависит  от индивидуальных  и образовательных  потребностей ученика, а также от   семейных условий.  Если исключить частные проблемы, не позволяющие ребенку посещать массовую школу (удаленное место жительство, выезд за пределы Украины, болезнь, форс-мажорные обстоятельства и т.д.), то основной причиной   перевода  детей на домашнее обучение  является хорошо прочувствованный родителями кризис нашего школьного образования.  Чтобы вывести школу из кризиса, нужно многое в ней изменить. Изменить, прежде всего,  стиль мышления и отношения к образованию в обществе,  ценностную оценку образования, его философско-мировоззренческие основы,  психологию педагогических кадров.
   Решить  данную проблему в условиях современной общеобразовательной школы, прочно привязанной к социально-экономическим  и духовным проблемам нашего общества,  сложно. Но сложность решения проблемы не делает ее менее актуальной.
  




Экс-руководитель Украинского центра оценивания качества образования, и. о. директора Учебно-методического центра обеспечения качества образования.
Игорь Ликарчук: о количестве платформ, сайтов, вебинаров
И  наши комментарии.

Добре, що о п’ятій-шостій ранку мережа більш-менш вільна і можна добре побродити її закутками. А то посеред дня це стає зробити все складніше і складніше...
Тож опісля сьогоднішніх ранішніх мандрів Інтернетом вийшов геть ошелешений і затурканий тією кількістю платформ, сайтів, модулів, вебінарів та іншої всячини, які пропонуються вчителям для дистанційного навчання. Їх не десятки і навіть - не сотні. Чомусь всі вирішили, що потрібно терміново вчити вчителів, як тим працювати з учнями дистанційно.
Воно, начебто, й добре. Але маю всього два маленьких питання.
Перше. Панове, а ви справді вважаєте, що навіть найкраще дистанційне навчання замінить особисте спілкування в процесі навчання вчителя з учнем? Відповідаю і гарантую, що не замінить. І результату, який ми очікуємо, не дасть. Бо вчаться лише ті, хто цього хоче. Наш затурканий і заляканий вчитель напише десяток планів і звітів про дистанційне навчання, надішле відео і світлини про його проведення, але навчання не буде... Навіть, якщо з того учителя і десять шкір здерете. Буде вам процес і звіт, але не навчання.
                   Комментарий: Игорь Леонидович  абсолютно прав. «Всякая всячина», предлагаемая сейчас учителям, родителям и детям, не заменит  непосредственное индивидуальное общение  ученика с учителем. Интенсивно развивающиеся сегодня  информационно- коммуникативные технологии  позволяют учить  ребенка в любое время и в любом месте. Совершенствуются различные формы контроля за знаниями и подачи информации учащимся Но остается главный  вопрос: как в условиях дистанционного обучения, с его неограниченными информационными возможностями, не потерять главное: индивидуальное развитие ученика?
Для чего мы учим дистанционно? Чтобы что дать ребенку: информацию или образование?  На наш  взгляд - образование. Поэтому  в нашем центре мы еще семь лет назад организовали обучение так, что  возможности ІТ играют  в обучении не главную, а вспомогательную роль. А это возможно только  через непосредственный контакт  ребенка с педагогом, т.е. через преподавание онлайн. Все практически неограниченные  технологии ІТ и  используемые  в них формы обучения  ( видеоуроки, автоматическое тестирование, направление заданий через личные страницы на сайтах,  при необходимости - консультации учителя и др.)  имеют один общий недостаток: ученик в них выступает как виртуальный объект, а не как живой человек, с его  интересами, способностями  и запросами.

 Друге. Ринок пропозицій платформ і методик т. з. дистанційної освіти гігантський. Але чи хтось думає на тим, наскільки вони є вартісними та цінними з позицій доцільності, ефективності, корисності? Ніхто. Знову вчитель покинутий сам у цьому морі освітнього продукту, який має споживати разом із своїми учнями. А де ж та сила-силенна «експертів», фахівців із наукових установ, Інституту розвитку освіти, ДСЯО, різноманітних департаментів, управлінь, відділів освіти та інших, які б саме у цьому питання мали прийти на допомогу вчителю, образно кажучи, пропустивши через себе всі пропозиції ринку, і сформувати офіційну точку зору стосовно них.
  Комментарий: Совершенно верно. Сами коммерческие предложения  различных платформ и методик не имеют ничего плохого. Человек за свой труд должен получать зарплату, и, как сейчас  часто говорят, достойную. Но достойным, т.е. профессионально исполненным  должен быть и сам труд и его результат. И вот здесь нужно отличать  профессионализм и компетентность от формализма, профанации образования и от продуктов, обещающих легкий  эффект («без труда вытащить рыбку из пруда»).  Профессиональные, думающие,  творчески работающие учителя могут дать  оценку предлагаемым в дни карантина  интернет-ресурсов и выбрать те из них, которые поставлены на научную основу (а много ли их таких интернет-ресурсов?). Министерство  образования  свою позицию  в этом вопросе  уже определило 2 апреля:
     «МОН не рекомендує жодних конкретних платформ для дистанційного навчання. До нас надходять повідомлення зі шкіл, що недоброчесні підприємці стверджують, ніби саме їхня платформа рекомендована або навіть оплачена МОН для пріоритетної роботи під час дистанційного навчання. Це – неправда.
   МОН не надавало преференцій жодним ресурсам і не оплачувало доступ шкіл на жодну онлайн-платформу. Водночас ми дякуємо всім, хто, розуміючи складну ситуацію, зробив безкоштовним доступ на свої платформи, і не схвалюємо дії, коли хтось намагається недоброчесно залучити додаткових користувачів».
    Но кто поможет в этой ситуации разобраться родителям? Теоретически связь и сотрудничество между учителем и родителем должна быть в системе. А практически?

       (Полностью статью И.Л.Лекарчука см.:  http://ru.osvita.ua/blogs/72590/



ЛЕС ЗА ДЕРЕВЬЯМИ

     Результаты международного исследования качества образования PISA , в которых украинские дети показали низкий  уровень математической подготовленности, вызвали многочисленные комментарии и отклики   среди педагогической и родительской  общественности.   
   Министерство образования и науки как орган, определяющий образовательную политику, наметило программу ближайших и перспективных действий по преодолению отставания.
   Со своей стороны, школьные учителя, методисты, ученые, комментируя результаты   исследования PISE,  предлагают свои пути решения проблемы.
  Но уместно поставить  вопрос: а что,  для того, чтобы увидеть катастрофическую ситуацию с математическими знаниями детей, нужна была  оценка международных экспертов? А разве мы не знали  о действительном положении вещей  и до  исследования  PISE?   Разве нам по результатам ЗНО  этого  не было видно ?
  Над  проблемой думали и до исследования  международных экспертов. Но вот путь к ее решению выбран традиционно административный:  введение обязательного ЗНО по математике.  Заслуга  в этом не нынешнего действующего министра образования, а  предыдущей. По-видимому, такой мерой решили поднять ответственность учителей за качество преподавания математики, а также и детей, чтобы учащиеся проявляли больше старательности при изучении  математических предметов.
  Не будем касаться учителей, а остановимся на детях. И вот здесь логика не совсем понятна.
  Давайте порассуждаем. Мы видим, что в школьном обучении  детей  математике что-то не в порядке. Следовательно, нужно искать причину. В этом случае нужно, казалось бы, проанализировать   систему в комплексе и взаимосвязи всех ее составляющих -  образовательных программ, учебников, используемых дидактических  и  психологических принципов преподавания, психологическую и методическую подготовленность учителей  и многое другое.
  Но  избран другой путь – ввести для выпускников обязательное ЗНО по математике. А это говорит о том, что у авторов инициативы виновной осталась не система, которая не  срабатывает, а дети, которые, как считают, не проявляют должного старания в изучении математики. Следовательно, детей нужно   «подстегнуть», а для этого введем  обязательное независимое  оценивание по математике.
   Хочу, чтобы меня поняли правильно. Я не против выпускного экзамена по математике и понимаю ценность математических наук. В свое время я сдавал обязательный   выпускной экзамен по математике (а также и ежегодные), хотя не планировал поступать в вуз, где математика была мне нужна. Но я благодарен свои учителям-математикам, давшим  мне те математические  знания, которые мне действительно пригодилась в жизни. . Но все это основывалось не на страхе провала поступления в вуз, а на индивидуальном  подходе и внимании  к ученику.
   Заставить всех детей знать на высоком уровне математику – значит не учитывать природные способности ребенка. Пушкин был слаб в математике – но он стал писателем мирового уровня. Но и выдающиеся математики  были   высокообразованными  в гуманитарном плане людьми.
   Но вернемся к результатам исследования PISE.
    Предложений по преодолению  отставания в математике достаточно много. Мы позволим себе их обобщить и выделить основные  предлагаемые в них  пути:
 - организационно-педагогические:   увеличить количество часов на изучение математики пересмотреть действующие программы в направлении их разгрузки; не отказываться от академического образования в пользу «жизненного» образования, а найти баланс между ними;
- административные: усовершенствовать  систему контроля за результатами образования в каждой школе; ввести ЗНО по математике, и не только в выпускных классах; ввести при школах должность соответствующего карьерного советника (???); объявить 2020 год годом математики (заметим,  у нас уже были годы английского, немецкого языка, а  овладели ли наши школьники этими языками? Из другой области:  были  месячники чистоты и санитарные пятницы, а стало ли у нас на улицах чище? уже были месячники вежливости- а стали ли наши дети добрее и вежливее?).
   Здесь же указывают   на влияние социального неравенства на качество образования: дети из семей, имеющих низкий социально-экономический статус, имеют в 2-3 раза меньшие шансов достичь высоких показателей в учебе, чем их сверстники с высоким статусом.  Возникает вопрос: а что, к детям из бедных семей в школах уделяется меньше внимания?  А если среди  бедных есть гении и талантливые, то из-за их бедности путь к высшему образованию и проявлению своих талантов   для пользы обществу закрыт?  Или  собака зарыта в другом:  и богатых, и бедных детей в школе учат одинаково плохо. Но у  богатых есть возможности нанять репетиторов, а у бедных нет. Поэтому более высокий бал PISE у детей из семей с высоким социальным статусом не результат работы школьного учителя, а репетитора
(а возможно, того же самого учителя, но уже как индивидуального  репетитора своих учеников). А это уже другая проблема: не социально-экономическая, а нравственная!
   Результаты опроса показали и низкий результат школьников из сельской  местности. Выводы сделаны, хотя и не сегодня, а несколько лет спустя: «оптимизировать», т.е. закрыть сельские школы.
   За бурным обсуждением низкого рейтинга украинских школьников в математических знаниях и компетенциях забыли о главном: цели  оценивания PISE. А  целью  была не математика, а чтение  и умение понимать и анализировать прочитанное.
   Иными словами, идут разговоры о деревьях, за которыми не увидели леса: неумение наших пятнадцатилетних детей понимать прочитанное, мыслить, анализировать. Никакой  специалист с  дипломом инженера  и экономиста  не будет эффективным и успешно применять свои знания в рыночной экономике и  развивать производство в соответствии с требованием времени и конкурентной борьбы, если не будет образован, в том числе и гуманитарно, не будет научен  мыслить  системно, думать критически, анализировать, иметь развитую память и искать нестандартные пути решения проблем.
   Без чего нельзя овладеть не только математикой, но и любой другой наукой? Без чтения, умения читать и понимать прочитанное.
   Что же показал на этом участке  опрос PISE?
 Меньше 30%  пятнадцатилетних  школьников справились заданием, где необходимо интегрировать содержание частей текста, чтобы определить его основную идею.
   Меньше 4%  владеют  устойчивым навыками детального анализа незнакомого текста, в работе с которым необходимо допускать предположения в условиях отсутствия очевидной информации.
   26%   не  достигли базового  уровня в чтении.
    Как можно говорить о математике, если  даже вне математической сферы дети не научены читать и понимать  прочитанное, не в состоянии  понимать информацию и анализировать ее?!
  Проблема   не  в академических знаниях  по математике и умении их применить на практике. Проблема -  в личностном развитии наших детей, поскольку только думающий индивид является личностью. Только  человек мыслящий  в состоянии  оставаться свободным в своем выборе.
  Неумение понять смысл прочитанного, проанализировать полученную информацию- это уже не математика, а другая область, которую В.А.Сухомлинский назвал «психической культурой».
 После обнародования  результатов PISE  и получения «PISE-шока» от низкой оценки математических компетенций украинских школьников произошел всплеск публикаций, посвященных  проблеме преподавания математики в школе.  Во многих публикациях предложены  разумные, научно и профессионально обоснованные   меры по переустройстве системы преподавания  математики в школе.
 Но единичны публикации, посвященные читательской компетенции учащихся.
 Поэтому если  и говорить о перестройке системы, то о перестройке системы всего нашего образования. Следует  определить также   принципы и приоритеты, на основе которых эта перестройка будет осуществляться.
  Мы позволим себе очертить некоторые из них.
   Первое.Ставить всех детей в рамки математики и с этим увязывать  будущий карьерный  рост отдельного ученика – значит не только не учитывать природные способности его личности, но и создавать угрозу его психическому здоровью, создавать препятствия для реализации у него других природных талантов. “Все мы гении, - говорил Альберт Эйнштейн.-  Но если вы будете судить рыбу по её способности взбираться на дерево, она проживёт всю жизнь с верой в свою глупость».
  Поэтому, если изменять  системный подход к преподаванию математики, то в рамках изменения  системы образования в целом, где главное место будет выделено личности ученика, нахождению и развитию у него  талантов,   умению реализовать их в системе социально-экономической деятельности. Здесь уместно вспомнить давно забытый образовательный принцип всестороннего развития личности  и подготовки ее к жизни.

                                    

 Второе. Говоря о перестройке и реформах образования, прежде всего нужно определиться с целью образования. Целью образования является не  только подготовка  специалистов, способных действовать в сфере экономики  и бизнеса,  но целью образования является и культурное развитие личности, воспитание  нравственности, духовности, гражданской ответственности. А здесь никак нельзя обойтись  без предметов гуманитарного цикла:  знания языков, литературы, истории, эстетики. В этой сфере у нас, как и с математикой, далеко не все благополучно.
   Исследование PISE читательской компетенции  показало  очень тревожные  факты в гуманитарной сфере: дети не умеют работать с информацией, понимать ее, анализировать; не научены мыслить, прогнозировать, представлять, воображать, сопоставлять, а 26%  не достигли базового  уровня чтения. Встает вопрос: как человек, не обладающий этими компетенциями может быть успешным в бизнесе и способен ли будет как управленец давать подчиненным ясные, аргументированные  и  понятные команды?
     Поэтому, считать, что, например,  история или литература, эстетический вкус не содействуют экономическому  развитию страны и делать акцент в образовании на математических и естественных науках (да простят меня математика и естественные науки, которые важны и необходимы каждому  из нас!) -  результат  недообразованности  считающих  так.  Гуманитарные науки учат человека  масштабно  мыслить и понимать общественную психологию и психологию личности. Человек, наученный видеть прекрасное и создавать его, никогда не допустит брака в работе. Человек социально воспитанный  будет востребован и успешен в командной работе.
   И третье. Не забывать, что в школу приходят живые дети, не некий усредненный стандарт для нахождения под контролем, пока родители на работе. Есть дети с дисграфией,  дислексией, другими патопсихологическими особенностями. К ним должен быть другой подход, в том числе в темпе освоения  учебного материала  и контроля. Нельзя уподоблять ребенка  эйштейновой рыбе.
    И давайте, наконец, за  деревьями увидим лес!

                                                                                        Вячеслав Баранов

  


ДОМАШНЕЕ ОБРАЗОВАНИЕ – НА НАУЧНУЮ ОСНОВУ
     
        Вячеслав Баранов, директор-учредитель Учебно-консультационного центра домашнего(семейного) и альтернативного образования «Велицей»


    Наблюдение  за развитием домашнего образования в Украине     показывает  усиливающийся интерес к этой, законодательно новой, форме обучения. Активно обсуждается    эта тема  родителями. Высказываются мысли о  плюсах и минусах домашнего образования.
    Мнения и мысли о домашнем образовании основываются как на личном опыте, так и на предположениях и домыслах.
   Актуальность этой темы привлекла и средства массовой информации, благодаря которым  домашнее образование превращается в сознании общественности и  в некий модный  бренд. А мода, как известно, явление временное и часто скоропреходящее. 
   За  всем этим   нельзя потерять  главное: влияние домашнего образование на развитие личности ребенка. И чтобы дать объективную, беспристрастную и, что очень важно, научную оценку  домашнему образованию, необходимо провести   серьезное научное исследование  о его влиянии на личность ребенка.
   Это исследование, на наш взгляд, должно носить комплексный характер и проводиться в  социальной, психологической  и образовательной областях, охватывая  таким образом  все стороны  личности и деятельности ребенка  при организации его обучения дома.
   Исследование в социальной области позволит дать ответ об уровне социальной активности и самостоятельности ребенка в организации своей учебной деятельности и жизнедеятельности в целом.
    Критики домашнего образования   главным  аргументом против этой формы обучения  выдвигают нарушение нормальной социализации  ребенка, к которому, по их мнению,  приведет домашнее образование.
   Чтобы развеять этот миф, следует провести   исследование социальной активности детей, находящихся на домашнем обучении.
     Согласно  преобладающему мнению ученых, социальная активность ребенка  является  проявлением его социализации  и имеет внутреннюю и внешнюю стороны.
        Внешняя сторона   проявляется  участием ребенка в общественной деятельности,   самодеятельности  и самостоятельности в той или иной сфере общественной жизни, особенностями  социального   поведения  и социальной коммуникации.
   Дети-хоумскулеры довольно активно принимают участие в разных видах деятельности (культурной, спортивной, образовательной, посещают церковь и т.д.), поскольку переход на домашнее образование  выделил для ребенка массу свободного времени, которое он использует для своего  развития и для реализации  своих   духовных и образовательных интересов. Они  также получили  самостоятельность и независимость в  выборе социальной деятельности и социальных контактов.
   Однако только  участие в общественной деятельности еще не является показателем социальной активности  личности. Социальная активность выражается  внутренними установками личности на социальное взаимодействие и на свою роль в социальной среде. И здесь представляют интерес степень осознанности ребенком своего социального Я,  стремления, мотивы и интенсивность действий,  направленных на его изменение и совершенствование.  
   Исследование  этих компонентов  позволит  увидеть    социальные интересы  и  ценностные  ориентации ребенка, уровень его общественно-культурного развития, степень самостоятельности и личностного выбора своей деятельности.
    Нахождение   человека в массе и участие в массовых мероприятиях еще не говорит о его  позитивной социализации. Позитивная социализация личности выражается прежде всего в самосовершенствовании  ее интеллектуальных, творческих и духовных качеств. И если такая деятельность прекращается или минимальна,  нельзя говорить об успешной социализации. Поэтому, критерием  социального роста личности может быть только ее самосовершенствование, что не всегда  осуществляется  при нахождении и обучении ребенка в массовой школе.
   В связи с этим важно и изучение каналов социализации ребенка, находящегося на домашнем обучении.  Несомненный интерес будет иметь сравнение с каналами  социализации, которые имеют учащиеся государственных  массовых школ и,  главное,  их ценностной стороны.
    Нежелание детей учиться и посещать   массовую государственную школу говорит  о психологическом неблагополучии ребенка при выстраивании отношений с учителями  и сверстниками.  Неблагополучие  этих отношений взывает у ребенка школьную дезадаптацию, т.е. стойкое психологическое неприятие школьной среды  и нежелание находиться в ней. И здесь представляет  важность    выявление причин индивидуального нежелания посещать школу.   Найти  ответ на этот вопрос поможет  нахождение источников школьной дезадаптации  и путей ее  преодоления в контексте  поиска индивидуальных мотивов нежелания посещать школу и учиться именно в общеобразовательной школе.
    С другой стороны,  желание ребенка перейти на домашнее обучение  и состояние психологической комфортности после перехода   найдет  объяснение, если произвести   изучение особенностей формирования  индивидуальной  мотивации ребенка к учебной деятельности    при домашнем обучении.
   Смена  школьником  неблагополучной образовательной среды в массовой школе  на семейную образовательную среду ставит вопрос и об изучении  образовательной среды семьи и ее влияния на развитие и мотивацию школьника к учебе.
 Этот раздел исследования очень важен, поскольку в его практической реализации  поможет родителям, желающим перевести ребенка на домашнюю форму обучения, выяснить: готова ли конкретная семья организовать   образование ребенка и создать для  его образования и развития благоприятную среду? 
   В этом контексте важно  изучить мотивацию желания родителей перевести детей     на домашнее  образование, социальный статус родителей, их  образование, отношение к религии, национальность.
   Отдельно следует рассмотреть вопрос о  влиянии  отсутствия педагогического образования родителей на    уровень академической успешности ребенка.
    Логическим  продолжением исследования благополучия семейной образовательной среды  будет и исследование  результативности  формирования и развития  психической  культуры ребенка (внимания, памяти,  мышления, восприятия, речи, самоконтроля, воли) в условиях домашнего обучения.
   У   многих детей, посещающих общеобразовательные школы, ярко выражается гиперактивность и   синдром дефицита внимания. Выявление причин «разбалансированности»  внимания    ребенка в учебном  процессе  и возможности их устранения в условиях домашнего образования -  еще один важный пласт исследования.
  И третья сфера  исследования – уровень академических знаний детей-хоумскулеров.
  Хотя домашнее образование в Украине уже официально существует более двух лет, изучение  академических знаний детей, находящихся на нем, не проводилось. Наоборот, выражаются сомнения  в возможности академической успешности   детей, обучающихся дома, по сравнению с образованием в государственных школах.
   Проведение исследования  на основе тестов, предлагаемыми при поступлении в профессиональные учебные учреждения здесь недостаточно, хотя это должен быть обязательный   участок исследования. Не подходят здесь и международные практики, направленные на исследование системы  образования в государственных школах.
  В дополнение к стандартной тестовой проверке знаний, необходимо провести сравнительный анализ    учебных результатов  ребенка  в промежутке времени от обучения в  государственной школе до  определенного временного уровня обучения  дома.
  Отдельного  обследования  требуют дети, которые  опередили  государственные  учебные программы  и занимаются в домашних условиях по индивидуальным   углубленным программам, совмещая   их освоение с изучением  научных предметов, не предусмотренных государственными учебными планами.
      Несомненно, что  домашнее  образование   обеспечивает учет индивидуальных  образовательных  и духовных потребностей ребенка. И чтобы содействовать этому, все, кто причастен к домашнему образованию, должны  иметь соответствующие научные  данные и основанные на них методическое рекомендации по осуществлению обучения   ребенка в домашних условиях. Такую возможность откроют  полученные результаты научного  исследования   домашнего образования  и его влияния на личность ребенка.

           https://lnkd.in/g7AMZS2
https://eurohomeed.org/home/the-scientific-argument-for-home-education
   
   

Комментариев нет:

Отправить комментарий